Архив метки: Кризис

Чего России ожидать от Турции?

d181d183d185d0bed0b9_d181d183-24_d0b2d0bed180d0bed0bdd0b5d0b6_-_d0b1d0b0d0bbd182d0b8d0bcd0bed180_rp63772С большим сожалением можно говорить об «инциденте», как говорит турецкое руководство, но по факту — трагедии, произошедшей 24 ноября в небе над Сирией. Именно в небе этого все еще существующего государства с легитимным, с точки зрения старого порядка, главой, но все же слабым президентом. О слабости в первую очередь говорит информационная война, которую ведут западные СМИ, активная «агитация» на всевозможных конференциях, брифингах, встречах с прессой руководителей министерств и президента США, генерального секретаря НАТО, канцлера Германии и многих других лиц. Это означает, что в современных условиях ни одно государство не сможет справиться с внутренней дестабилизацией с внешним вмешательством самостоятельно.

syria-1034467_640Почему небо Сирии, а не Турции? Первое заявление Президента России, которое федеральные СМИ окрестили «удар в спину», скорее соответствует действительности: обмен данными в регионе действительно велся давно, но не для того, чтобы ими пользовались против казалось бы стороны союзников. Но правило «враг моего врага» в этой ситуации не сыграло никакой роли. А это скорее знамение грядущего долгосрочного кризиса, чем приближение к консенсусу.

Я соглашусь с главой Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока Гумером Исаевым: «Турецкое руководство сознательно пошло на этот жест». Другая проблема, что отечественных политологов, разбирающихся в военных стратегиях не так много. В данное время России очень нужны так называемые военные политологи, трезво оценивающие ситуацию. С чем связана эта «трезвость»? Убеждение научного сообщества в том, что если военные одного государства убивают военных другого государства, наносят урон боевой технике или тяжелому вооружению — это столкновение, как рана — если организм сильный — справится, если нет — то последствия могут ожидаться самые печальные. А дальше — борьба за жизнь пациента. В нашем случае — мир между двумя странами. Потерю военнослужащих в условиях вооруженного столкновения нужно умножать на тысячу. Гибель мирных жителей в самолете в небе над Синаем в следствие террористического акта — умножать на десять тысяч. Это и есть масштабы горя и удара.

Санкции — это вполне адекватный ответ. Другая проблема — более глобальная в современном российском общества — отношение к происходящим событиям. Мы добровольно потеряли популярный курорт, экономического партнера, культурно-просветительский обмен. Однако, на международной арене мы потеряли бы намного больше, если бы не среагировали на гибель наших военных.

Возвращаясь к вопросу в заголовке статьи. Чего ждать? Турция скорее всего примет решение уже через месяц, на чьей стороне ей быть: либо усилит свои действия против российских военно-воздушных сил в регионе, либо уйдет на второй план. И тот и другой варианты заранее для Эрдогана провальные. Но в любом случае предопределят дальнейшую внешнюю политику Турции, и степень внутреннего напряжения в этом государстве.

usa-156152_640Также, если Вы не очень согласны с моим мнением и желаете поспорить, то настоятельно рекомендую почитать об отношении Турции к курдам, и роли представителей данной этнической принадлежности в борьбе с ИГИЛ. Второе — познакомиться с такой личностью в истории НАТО как Адольф Хозингер. Если Вы хотите конкретный пример роли СМИ в дестабилизации государства почитайте о радио «Освобождение народов России» (ныне радио «Свобода») и немного о его «родителе» — государственном изменнике Андрее Власове.